Среда, 08 июля 2020 10:31

Фауна в опасности

Почему национальная охота с хищными птицами может быть противозаконна и как решить эту проблему

В ходе прошедшего на днях онлайн-вебинара “Биоразнообразие - основа процветания Казахстана: вызовы и решения” глава Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия Сергей СКЛЯРЕНКО обозначил основные факторы, угрожающие флоре и фауне республики.

Первая проблема - это нелегальная торговля объектами животного мира, являющаяся результатом браконьерства. По оценкам Интерпола, сегодня мировой оборот в этой сфере составляет 6-9 миллиардов долларов в год. В Казахстане основными объектами нелегальной торговли являются осетровые, соколы балобаны, сайгаки и черепахи. Причем наша страна в последнее время не только экспортирует животных и растения, но и импортирует: к нам нелегально завозят крупных кошачьих, экзотических рептилий, птиц и т. д. Кроме того, Казахстан является транзитной страной, через которую идет трафик животных из Юго-Восточной Азии в Европу.

- Ни одна страна в одиночку с этой проблемой бороться не может, - говорит Сергей Скляренко. - Тут нужны скоординированные усилия множества ведомств: и пограничников, и таможенников, и инспекторов, занимающихся охраной животных на местах, и полиции, которая должна закрывать дальние каналы сбыта. В последнее время заметно усилилась роль КНБ, который пресек деятельность нескольких крупных преступных группировок. Была взята группировка, занимавшаяся незаконной торговлей соколами. Раскрыта группировка, занимавшаяся нелегальной торговлей рогами сайги - было изъято порядка одной тонны. При этом, для того чтобы добыть один килограмм рогов, требуется три самца. То есть тонна - это около 3 тысяч самцов. В целом нелегальную торговлю невозможно подавить, не закрыв каналы транзита и сбыта.

oLBLnAo122

Вторая проблема - это нелегальное использование хищных птиц. Дело в том, что беркуты, которых в основном используют для охоты, различных фестивалей и шоу, занесены в Красную книгу и охраняются законом. Соответственно, отлов их в дикой природе, как это делают беркутчи, незаконен.

- Ситуация получается очень интересная, - продолжает Сергей Скляренко. - Закон у нас, с одной стороны, вроде бы есть, а с другой - никто на него не обращает внимания. Какой тут выход? Начинать сейчас жестко соблюдать закон - это значит просто убить национальную охоту. То есть, в принципе, любого охотника с беркутом за руку взять и отвести в тюрьму - это статья 339 (незаконное обращение с редкими и находящимися под угрозой исчезновения, а также запрещенными к пользованию видами растений или животных, их частями или дериватами) Уголовного кодекса. Поэтому надо создавать механизм легального получения беркутов. Федерация спорта, вместо того чтобы тратить огромные деньги на различные мероприятия и слеты, лучше бы потратила их на закупку беркутов из питомников.

Охота с ловчими птицами, считает эксперт, нарушает закон и в части жестокого обращения с животными, являющимися объектами этой самой охоты.

- На соревнованиях лисицу, вытащенную из ящика, пинают, чтобы она побежала, - возмущается Скляренко. - Потом ее полуживую отнимают у одной птицы, еще раз пинают, ее берет следующая птица и т. д. Это уголовное преступление. Выход: прекратить это варварство и начать использовать механических зайцев, как это делают на испытаниях борзых собак.

Еще один негативный аспект использования хищных птиц - это эксплуатация их для фотографии. По мнению Сергея Скляренко, это подпадает сразу под две статьи Уголовного кодекса - 316 (жестокое обращение с животными) и вышеупомянутую 339.

Третья серьезная проблема - это развитие линейной инфраструктуры. Так, различные заграждения и крупные автотрассы препятствуют миграции животных. Особую тревогу у экологов вызывает проект строительства автомагистрали центр - запад, которая должна соединить Нур-Султан с Актау. По информации Сергея Скляренко, часть этой дороги будет пролегать через места обитания сайгаков и может негативно сказаться на их популяции.

- Трасса должна пересечь тенгизскую и иргиз-торгайскую группировки сайгаков, - поясняет спикер. - Дорога пройдет вплотную к Иргиз-Торгайскому резервату, к резервату Алтын-дала, пересечет Торгайский заказник. В Казахстане все основные магистрали имеют направления север - юг и обычно не пересекают пути миграции сайгаков. А эта дорога пройдет с востока на запад, поперек путей их миграции. И есть вероятность того, что сайгаки либо вообще не смогут пересекать трассу при интенсивном движении, либо она будет резко замедлять их перемещение к летним пастбищам. Тут может быть целый ряд последствий: недоступность кормов в летнее время, что вызовет большую уязвимость популяции; меньшая площадь естественной территории, то есть популяция не достигнет того размера, которого могла бы достичь; повышение вероятности вспышек заболеваний из-за большой скученности животных перед дорогой. Сейчас мы пробуем что-то с этим сделать, пишем письма. Посмотрим, как пойдет.

TAITMGTdu123

Отрицательное влияние инфраструктуры также заключается в том, что, по данным Ассоциации сохранения биоразнообразия, в Казахстане на линиях электропередачи ежегодно гибнет 58-60 тысяч хищных птиц. При этом решение проблемы есть, и оно довольно простое - нужно просто ставить на опасные участки специальные птицезащитные устройства. Мешает только отсутствие в Казахстане соответствующих правил для энергетических компаний. По словам Сергея Скляренко, черновой вариант таких правил существует уже несколько лет, однако принять их никак не могут.

Еще одна проблема, которая стала очень актуальной в последнее время, - это активное развитие туризма в национальных парках. По словам Сергея Скляренко, планы правительства красиво выглядят на картинках, но они не подкреплены расчетами допустимой экологической нагрузки.

- Запуск потока туристов в особо охраняемые природные территории без расчета нагрузки, без учета их зонирования крайне опасен, - сказал он.

Академик Национальной академии наук Наталья ОГАРЬ также обратила внимание на этот аспект, заявив, что нацпарки все-таки создавались не для развлечения.

- Нам нужно менять политику, - уверена она. - Самим заповедникам и национальным парках нужно не просто ориентироваться на туризм. Главной составляющей, для чего они созданы, все-таки являются охрана природы и сохранение биоразнообразия.

По мнению менеджера порт­феля проектов ПРООН в области биоразнообразия Талгата КЕРТЕШЕВА, одной из главных проблем является то, что сегодня у Казахстана нет национальной стратегии по сохранению биоразнообразия, которая позволила бы планомерно достигать определенных целей.

- В Казахстане сегодня, к сожалению, отсутствует утвержденная стратегия, и это большой минус, - говорит он. - В области особо охраняемых природных территорий, устойчивого управления лесами, животным миром нет даже среднесрочной программы. Тот проект концепции, который был разработан при поддержке ПРООН, сейчас находится в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов и дальше не двигается. И сейчас первое, что надо сделать, - это принять концепцию

Этот вебинар стал последним из серии онлайн-вебинаров по семи ключевым экологическим вопросам (водные ресурсы, загрязнение воздуха, деградация земель, изменение климата, энергетика, управление отходами, биоразнообразие), организованных Казахстанско-Немецким университетом совместно с Фондом Досыма САТПАЕВА. Итогом всего этого станет книга, написанная коллективом экспертов, которая увидит свет к концу этого года и, как надеются авторы идеи, подтолкнет власти к решению ряда острых экологических проблем.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы
Источник: time.kz

Прочитано 230 раз
Оцените материал
(0 голосов)

footerlogo

 

«Информационно-развлекательный интернет-ресурс об охоте, рыбалке и активном туризме». Наши контакты +77010317229 (Whatsapp), mail@qansonar.com.
© 2020 Сайт Кансонар. Все права защищены. Разработка - Веб студия "IT.KZ"

Яндекс.Метрика