Понедельник, 27 июня 2022 23:00

О численности сайгаков

 

В начале лета новостные ленты запестрели сообщениями о сайге. Одни радовались их возрождению, другие огорчались от нашествия на посевы, третьи готовились к «сбору урожая»: срочно был опубликован проект приказа Министерства экологии о разрешении на сбор дериватов, то есть рогов погибших сайгаков. Реакция общества была настолько отрицательно-взрывной, что Министерство экстренно отозвало этот проект. При этом все заинтересованные стороны понимали, что введение данного приказа означает по факту скрытую легализацию не законной добычи рогов сайги. При этом речь не шла о систематизированной и управляемой утилизации сайги, умершей естественным путем и/или в результате природных факторов типа засухи. Это еще раз показало, что государственные органы не готовы к стремительному росту поголовья сайги. Из года в год, повторяя победные реляции о росте численности, Министерство не предприняло никаких шагов по разработке цельной, научно обоснованной стратегии по перспективам развития поголовья. Даже причины массового падежа сайги в Бетпак Дале в 2015 году не были досконально озвучены и, тем более, доведены до широкой общественности.

Проведенный поиск в доступных источниках и обсуждение в рамках бесед со специалистами показало, что полномасштабных исследований по сайге в постсоветское время в Казахстане не проводилось. От слова «вообще». И для понимания соответствия победных реляций чиновников фактическому положению дел специалисты не имеют каких-либо конкретных независимых исследований, кроме данных авиаучета.

А авиаучет проводится опять же на деньги, выделяемые уполномоченным государственным органом и, самое главное, без участия широкого круга независимых экспертов.

Плюс есть очень большие вопросы по методическому качеству самого аэровизуального учета:

  • период проведения, совпадающий с завершением отела, то есть на годовом максимуме численности;
  • корректность выбора зон и маршрутов облета, на качество которого может критически влиять объем финансирования обследования и наличие возможности перенаправления тих средств на другие цели;
  • погрешность визуального подсчета, сильно зависящего от подготовленности учетчика, времени суток, высоты и скорости полета;
  • принимаемые для экстраполяции показатели плотности и размеры территории обитания.
  • отсутствие в публичном поле полного текста отчета о проведенном исследовании для анализа независимыми экспертами.

  И в этой ситуации независимые эксперты и специалисты охотничьего хозяйства больше исходят из логики: «Кто девушку ужинает, тот её и танцует» и подвергают большому сомнению столь стремительно возросшую численность сайги. В последнее время, как подтверждение значительного роста стада сайги, используется тезис о вреде, наносимом сельскому хозяйству. Еще в прошлом году заведующий лабораторией териологии Института зоологии МОН РК Алексей Грачев заявлял, что особой конкуренции между сайгой и домашними животными не наблюдается. Да и источники советского периода, когда реально проводилось комплексное и последовательное изучение поведения сайги, подтверждают, что ущерб, наносимый миграцией сайги, не столь критичен для развития сельского хозяйства.

Другой вопрос: не возникает ли конфликт землевладельцев с необходимым обществу восстановлением сайги из-за того, что местные органы власти при самоустранении уполномоченного ведомства захватили территории традиционных путей миграции редкого животного? И что, этот искусственно созданный конфликт, сегодня также искусственно муссируется теми заинтересованными лицами, которые ждут не дождутся возможности легализовать незаконные запасы рогов сайги? При этом отдельные действия Министерства типа отозванного приказа о возможности сбора дериватов сайги только добавляют подозрений в том, что ведется какая-то нечистоплотная игра в этом вопросе.

Мы решили прояснить для себя и для общественности реальность среднегодового роста в 38,3 раза в Уральской популяции сайги со среднегодовым темпом прироста за 10 лет в 44,6%.

Данные о динамике роста поголовья в различных популяциях приведена в следующей таблице:

Популяция сайгаков

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020*

2021

202

Уральская

20,9

26,4

39

51,7

70,2

98,2

135

217

381

545

801

Бетпакдалинская

110,1

155,2

216

242,5

36,2

51,7

76,4

111,5

198,25

285

489

Устюртская

6,5

5,4

1,7

1,27

1,9

2,7

3,7

5,9

8,95

12

28

Всего сайгаков

137,5

187,0

256,7

295,5

108,3

152,6

215,1

334,4

588,2

842,0

1 318,0

Динамика численности популяций по годам

 

Уральская

26,3%

47,7%

32,6%

35,8%

39,9%

37,5%

60,7%

75,6%

43,0%

47,0%

Бетпакдалинская

41,0%

39,2%

12,3%

-85,1%

42,8%

47,8%

45,9%

77,8%

43,8%

 

Устюртская

-16,9%

-68,5%

-25,3%

49,6%

42,1%

37,0%

59,5%

51,7%

34,1%

 

Всего сайгаков

36,0%

37,3%

15,1%

-63,3%

40,9%

41,0%

55,5%

75,9%

43,1%

56,5%

 

* В связи с отсутствием данных за 2020 год из-за пандемиисобственный расчет: средние значения между показателями 2019 и 2021 годов

В книге Жирнова Л.В. «Возвращение к жизни: Экология, охрана и использование сайгаков», изданной в 1982 году, мы обнаружили, что в советское время учеными была предпринята попытка разработать модель для прогнозирования численности поголовья сайги. Моделирование показало, что в условиях максимальной плодовитости, нормальной выживаемости и отсутствии неблагоприятных факторов в виде климатических аномалий (засуха, зимняя бескормица, вызванная сплошным снежным покровом высотой более 20 см или образованием наста), браконьерства (5-7% минимум) и, тем более, узаконенного изъятия среднегодовой прирост составляет 40%. В случае, если в 10-летний период 4 засушливых лета и 3 многоснежных сезона, среднегодовой прирост составит около 20%.

Ориентируясь на данные исследований советского периода и на рфяд зарубежфных публикаций, описывающих различные демографические параметры развития стада сайгаков, мы решили создать свою упрощенную модель в таблицах EXCEL:

Начальная структура популяции

Возрастная группа

Самцы

Самки

ВСЕГО в популяции

Доля в популяции

Количество в возрастной группе

Доля среди самцов

ВСЕГО самцов

Количество в возрастной группе

Доля среди самок

ВСЕГО самок

Самцы

Самки

0-1 год

2200

59,7%

3 684

4960

28,7%

17 260

20 944

17,6%

82,4%

1-2 года

1000

27,1%

3200

18,5%

2-4 года

360

9,8%

3600

20,9%

4-10лет

100

2,7%

5200

30,1%

свыше 10 лет

24

0,7%

300

1,7%

Соотношение самцов к рожденным в базовом сезоне самкам 1 к 1,13 (47% к 53%).

Показатели ежегодной смертности/рождаемости и плодовитость самок для различных половозрастных групп приняты следующие:

Возрастная группа

Коэффициент смертности

Возрастная группа

Плодовитость самок (ягнят/сезон)

Средняя рождаемость на самку

Самцы

Самки

0-1 год

65%

56,3%

30%

20,0%

0-1 год

1,0

1,8

1-2 года

40%

25%

1-2 года

1,8

2-4 года

50%

15%

2-4 года

2,6

4-10лет

45%

10%

4-10лет

1,9

свыше 10 лет

80%

35%

свыше 10 лет

1,5

Мы изначальную численность популяции приняли соответствующей численности сайги в Уральской популяции в 2012 году. Моделирование с указанными параметрами, сохраняемыми в течение 10 лет, показало, что поголовье на конец 10 года составит 385–390 тысяч голов со среднегодовым темпом прироста в 34,0%. А данные Министерства о 801 тысяче особей превышают этот расчетный показатель не на 10-20%, а в 2 раза…

И уровень роста до почти 400 тысяч от 20 тысяч в 2012 году был спрогнозирован при условии модели, что в течение 10 лет отсутствуют неблагоприятные климатические и иные факторы. Кроме этого, нами в модели приняты наиболее благоприятные базовые параметры:

  • стабилизированная рождаемость в 1,6 ягненка на 1 самку общего количества;
  • полностью исключена яловость самок, то есть принято, что 100% самок участвует в деторождении;
  • принято, что рождаемость свыше 1 ягненка, присуща более двум третям маточного поголовья;
  • доля самцов в начальном стаде минимальна (17,6%), что исторически положительно сказывается на динамике прироста;
  • средний коэффициент смертности среди самок стада минимален и составляет около 20%, при том, что средний коэффициент смертности среди самцов принят на уровне 60%.
  • доля самцов в стаде поддерживается на уровне 25%, что признается оптимальным и современными исследователями;
  • каждый половозрелый самец покрывает -8 самок детородного возраста.

 Рассчитывая среднегодовой темп прироста численности сайги в трех популяциях, мы получаем значительно отличающийся прирост в Уральской популяции: 44,3% против 29,5% в Бетпакдалинской и 18,1% в Устюртской популяциях. Если рассматривать среднегодовой прирост, начиная с 2017 года, то цифры более чем впечатляют: среднегодовой прирост в Уральской популяции – 51,3%; в Бетпакдалинской – 51,6% и в Устюртской – 44,9%. При этом явно выделяется из общего ряда период 2019-2021 годов: прирост за два года составил в Уральской популяции 151% (2,5 раза), в Бетпакдалинской – 156% (2,6 раза) и в Устюртской – 103% (2 раза).

Из специальной литературы советского периода мы знаем, что максимальные приросты наблюдались только после критических ситуаций, когда стадо уменьшалось на 40-50%. В последующие годы за счет изученных факторов, в первую очередь из-за характерных изменений в половозрастной структуре стада и врожденной полигамии, стадо восстанавливалось в численности в течение 1-2 сезонов. Но в дальнейшем темп прироста всегда однозначно снижался до 30-35%. Если взять данные о динамике численности сайги в советское время, то можно обнаружить, что максимальный разовый годовой прирост составлял 38-42%:

1954

1960

1962

1963

1964

1965

1966

1968

1971

Всего сайгаков (тыс.голов)

900

1 250

650

620

700

480

590

550

1100

Динамика по годам

 

6,5%

-24%

-5%

13%

-31%

23%

-3,4%

33%

И в последующие годы в разрезе популяций:

  Популяция сайгаков

1974

1976*

1977

1978

1979

1980

1981

Уральская

70

93

116

120

100

120

160

Бетпакдалинская

956

480

484

280

290

400

470

Устюртская

199

117

118,5

119,25

120

170

190

Всего сайгаков

1 225

690

718,5

519,25

510

690

820

Уральская

 

33%

25%

3%

-17%

20%

33%

Бетпакдалинская

 

-50%

1%

-42%

4%

38%

18%

Устюртская

 

-41%

1%

1%

1%

42%

12%

Всего сайгаков

 

-44%

4%

-28%

-2%

35%

19%

* Прирост в % за два года

 Желтым выделены данные, самостоятельно рассчитанные за счет усреднения предыдущих и последующих данных

Канадский специалист Кент Джингфорс (Jingfors Kent) в своей работе «Устойчивое управление животным миром в Казахстане: возможности и угрозы», выполненной в 2014 году в рамках совместного проекта Комитета лесного хозяйства и животного мира с Программой развития ООН, очень скептически и определенным сарказмом отнесся к заявленной государственным органом динамике численности сайги:

... Особенно примечательно увеличение численности сайгаков с годовым приростом в 37% в период с 2013 года по 2014 гг. И не совсем ясно, что стало причиной такого увеличения – улучшенные технологии мониторинга (например, охватывающие большие территории ареала сайгаков) или необыкновенная способность восстановления популяции и отсутствие естественной смертности.

... огромное увеличение популяции сайгаков (37% за 2 года) вызывает вопросы относительно точности методов учета.

Касательно соответствия действующих методов учета современным реалиям в «Обзорном отчете о статусе сохранности и реализации Меморандума о Взаимодействии», подготовленном Альянсом по сохранению сайгака для Секретариата Конвенцией ООН по сохранению мигрирующих видов диких животных (КМВ) сказано (выделено и подчеркнуто мной):

Обширные территории распространения, значительные различия между сезонными ареалами, кочевой образ жизни сайгака и естественные колебания численности популяций делают их точную оценку крайне затруднительной, и снижают ясность популяционных тенденций. Учеты, выполненные с использованием соответствующих методов (авиаучеты в пределах определенной полосы в Казахстане, наземные обследования с применением выборочного дистанционного анализа в Монголии) позволяют сделать подсчет более точным и уменьшить (но не исключить) отклонение.

«Среднесрочная международная рабочая программа по сайгаку» на 2021-2025 годы, принятая на 4-й встрече стран-подписантов Меморандума о взаимопонимании относительно сохранения, восстановления и устойчивого использования антилопы сайги, состоявшейся в сентябре 2021 года, предусматривает ряд срочных (1-2 года) и критически важных мер по улучшению учета численности сайги:

Провести исследования перемещений и миграций сайгака с использованием соответствующих технологий (включая спутниковое слежение и дистанционное зондирование), уделяя особое внимание воздействию развития инфраструктуры и изменения климата, а также изменениям окружающей среды и землепользования.

 Когда знакомишься с успехами Казахстана по решению данной задачи, то возникает -то ощущение ирреальности поведения наших чиновников, гордо рассказывающих о применении инновационных технологий:

используют 204 (Двести четыре!!!) ошейников для космической телеметрии при официальных данных в 1,3 миллиона особей в трех территориальных ареалах и при знании того обстоятельства, что популяции редко собираются в многотысячные стада,

и что имеется 1 (один!!!) беспилотник на весь Казахстан.

О каком качестве отслеживания путей миграции и/или лежки можно в этих условиях говорить?

Да, имеются наземные службы, но с учетом территории, перечня подлежащих охране других видов животных, количества сотрудников и оснащенности необходимым оборудованием имеются вполне обоснованные сомнения и в качестве такого мониторинга.

Одним из путей совершенствования учета могло быть введение двухэтапного (лето/зима) воздушно-космического учета и хотя бы разовый сплошной учет путем практически одномоментного облета на всей территории потенциального распространения сайги. Применение 2-этапного учета позволит обеспечить мониторинг сезонных колебаний численности при одновременном обеспечении корректности управленческих решений соответствующих ведомств в целях разработки адаптивных методов управления мероприятиями по защите сайги, а в случае принятия решения о устойчивом использовании – корректного расчета квот и ограничений.  А разовый сплошной учет обеспечил бы создание объективной базы для последующих мониторингов.

На наш взгляд, наиболее оптимально использование беспилотников или в отдельных случаях дронов: возможность облета на малых высотах без шумового влияния на животный мир, возможность одновременного запуска нескольких беспилотников в пределах зоны суточной миграции сайги, возможность документирования всего процесса облета; возможность построения скользящего (по территории и времени) графика облета.  Наличие парка беспилотников с учетом территории Казахстана также позволило бы решить вопросы постоянного мониторинга состояния животного мира в целом, плюс вопросы сельского хозяйства и множество сопутствующих задач. И это было бы полезно не одному ведомству, а в целом государству. Естественно, весь процесс должен сопровождаться расширением системы дистанционного учета за счет широкого применения GPS датчиков. При этом нужно обеспечить репрезентативность выборки за счет более точного изучения демографической структуры популяций. Еще одним интересным направлением мы считаем применение в зимний сезон на беспилотниках тепловизоров: домашние животные в это время вне мест лежки сайги; суточная миграция стада минимальна; тепловая картина с учетом резкого контраста между фоном и объектами достаточно подготовлена для цифровой обработки для целей расчета численности.

И самым главным фактором обеспечения объективности учета считаем публичное обсуждение методик и технологий проведения учета, участие реально независимых экспертов в исследованиях, привлечение к анализу ситуации в популяциях специалистов из общества охотников, из числа фермеров и просто экоактивистов. Любая попытка келейного обсуждения чревата потерей доверия общества к результатам деятельности Министерства экологии, геологии и природных ресурсов.

К сожалению, текущая практика природоохранных ведомств такова, что без особой подготовки и без создания комплексной программы управления развитием поголовья сайги, построенной на реальном полномасштабном НАУЧНОМ исследовании вопроса, чиновники хотят ускоренно выйти на процесс регулирования численности, как минимум, в одной, Уральской популяции.

03 июня 2022 года Министерство опубликовало для обсуждения проекта приказа «Правила маркировки (мечения) рогов сайгаков в целях контроля оборота рогов сайгаков для торговли на внутреннем и внешнем рынках», а  уже 10 июня вносит следующий проект приказа о внесении сайги в вид животных, подпадающих под регулирование «О внесении изменений в Приказ Министра сельского хозяйства Республики Казахстан от 14 апреля 2010 года № 258 «Об утверждении Перечней видов животных, используемых в иных хозяйственных целях (кроме охоты и рыболовства), видов животных, не используемых в хозяйственных целях, но имеющие экологическую, культурную и иную ценность, видов животных, численность которых подлежит регулированию в целях охраны здоровья населения, предохранения от заболеваний сельскохозяйственных и других домашних животных, предотвращения ущерба окружающей среде, предупреждения опасности нанесения существенного ущерба сельскохозяйственной деятельности»

Таким образом, отозвав публично проект приказа о возможности сбора дериватов, Министерство окольными путями пытается легализовать уничтожение сайги, внеся ее в «Перечень видов животных, численность которых подлежит регулированию в целях охраны здоровья населения, предохранения от заболеваний сельскохозяйственных и других домашних животных, предотвращения ущерба окружающей среде, предупреждения опасности нанесения существенного ущерба сельскохозяйственной деятельности» и уже подготовив проекты приказов о нормативах изъятия в количестве 40 тысяч особей без разбивки на популяции и по половозрастным группам. Этими приказами предусматривается, что какая-то неизвестная общественности специализированная организация будет заниматься изъятием и какая-то, опять же не известная, организация с правом государственной монополии будет заниматься продажей дериватов, в первую очередь рогов сайги.

Судя по всему, Министерство так спешит легализовать отстрел сайги, что для обеспечения устойчивого использования сайги Министерство подписало буквально прошлой осенью Среднесрочную международную рабочую программу по сайгаку, где черным по белому указано:

Создать или усилить строгие и прозрачные национальные механизмы контроля частей и дериватов сайгака, полученных в результате конфискации, естественной смертности или устойчивого использования в странах ареала и странах-потребителях, включая надлежащие методы маркировки, регистрации и хранения образцов, препятствующие злоупотреблениям и основанные на передовой международной практике.

Призвать страны, торгующие частями и дериватами сайгака, ввести контроль внутреннего рынка, например, через регистрацию, контроль и мониторинг запасов сырья, включая конфискованные части и дериваты; маркировку частей и продукции; регистрацию производителей и продавцов; верификацию источника и легальности происхождения продукции из сайгака в торговом обороте, принимая во внимание опыт по маркировке и идентификации частей и дериватов диких животных.

Инициировать исследования целесообразности, условий и требований для устойчивого использования конкретных популяций сайгака, принимая во внимание все соответствующие факторы, включая болезни и случаи массового падежа, уровень устойчивого использования, пороговые значения численности, демографическую структуру популяций, социально-экономические аспекты, соответствие правилам СИТЕС (например, "Обоснования устойчивого использования"), потенциал мониторинга и контроля использования и торговли, а также способность выявлять и отслеживать дериваты сайгака в торговле.

Привлечь все заинтересованные стороны, включая представителей местных сообществ, к процессу планирования национальных систем устойчивого использования сайгака.

НО… чиновники из Министерства забывают, что в случае реализации их планов по так называемому регулированию численности они нанесут непоправимый репутационный ущерб Казахстану, как подписанту множества международных соглашений по исчезающим видам животных. И что это грозит занесением Казахстана в «черный список» государств, не исполняющих принятые на себя обязательства по сохранению биоразнообразия, игнорирующих рекомендации международных природоохранных организаций, что повлечет за собой финансовые санкции как в целом для государства, так и для отдельных чиновников.

Использованная литература:

  1. Среднесрочная международная рабочая программа по сайгаку (2021-2025 гг.) (в поддержку реализации Меморандума о взаимопонимании относительно сохранения, восстановления и устойчивого использования антилопы сайги (Saiga spp.)
  • Четвертая встреча стран-подписантов Меморандума о взаимопонимании относительно сохранения, восстановления и устойчивого использования антилопы сайги. Российская Федерация, онлайн, 28-29 сентября, 2021г.
  1. «Устойчивое использование антилопы сайги: обзор и перспективы» Предварительный отчёт, подготовленный Альянсом по сохранению сайгака при содействии сотрудничающих организаций для Конвенции по сохранению мигрирующих видов диких животных, при финансовой поддержке Федерального министерства окружающей среды, охраны природы и ядерной безопасности Германии/Федерального агентства по охране природы Германии, Сентябрь 2021.
  2. «Биология сайгака» под редакцией Банникова А.Г. Сельхозиздат, Москва, 1961
  3. «Возращение к жизни: Экология, охрана и использование сайгаков» Жирнов Л.В. Лесная промышленность, Москва, 1982
  4. «Млекопитающие Казахстана» том III, часть 3 под редакцией Гвоздева Е.В.
  5. «Международный опыт и рекомендации в области устойчивого управления животным миром Казахстана» Кент Джингфорс, Франтишек Хавранек, Яромир Новак и другие. Астана, 2016

Сергей Соколов 

Прочитано 1072 раз
Оцените материал
(0 голосов)

footerlogo

 

«Информационно-развлекательный интернет-ресурс об охоте, рыбалке и активном туризме». Наши контакты +77010317229 (Whatsapp), mail@qansonar.com.
© 2022 Сайт Кансонар. Все права защищены. Разработка - Веб студия "IT.KZ"

Яндекс.Метрика