Вторник, 26 июля 2022 16:31

Роман Ященко: Мы возродили едва не утраченные отрасли

Институт зоологии Комитета науки МОН РК является единственным научным учреждением в Республике Казахстан, главной миссией которого является развитие казахстанской зоологической науки. О том, какая работа проводится в этом направлении в настоящее время, редакции республиканского научно-популярного журнала «Qansonar» рассказал генеральный директор РГП на ПХВ «Институт зоологии» КН МОН РК, доктор биологических наук Ященко Роман Васильевич.

- Роман Васильевич, нам известно, что Вами в январе текущего года заключен контракт с Министерством образования и науки на новый трехлетний срок. В связи с этим, хотелось бы узнать, что сделано в предыдущие годы на посту директора?

- Институт зоологии, одно из старейших научно-исследовательских учреждений Республики Казахстан, берет свое начало с 1932 года, в виде зоологического сектора. В 1946 г. Институт зоологии как самостоятельная организация вошла в состав Академии наук Казахской ССР.

Целью деятельности Института зоологии является проведение фундаментальных и прикладных научных исследований в области зоологии, получение новых научных знаний о современном животном мире Казахстана, а также фауне прежних геологических эпох, изучение его эволюции, филогении, видового биоразнообразия и установление закономерностей динамики популяции и сообществ в зависимости от состояния окружающей среды, научно-техническое обеспечение внедрения новых эффективных разработок, осуществленных на базе научных исследований.

Деятельность направлена на разработку научных основ сохранения биологического разнообразия, изучение закономерностей формирования биоценозов и их изменения, разработка научно обоснованных рекомендаций по комплексному использованию животного мира Казахстана; изучение эволюционного развития животного мира в прошлые геологические эпохи; влияния антропогенных факторов на животный мир и среду его обитания; особенности существования очагов паразитарных болезней в природе и обоснование мер ликвидации их с учетом развития сельского хозяйства; биологические основы регуляции численности полезных и вредных беспозвоночных, составление кадастра и Красной книги животных регионального и республиканского масштабов.

До моего прихода на пост директора в Институте оставалсь только одна лаборатория териологии, включавшая 12 специалистов. В 2019 году была восстановлена лаборатория орнитологии и герпетологии, в 2020 году восстановлено еще три лаборатории: паразитологии, гидробиологии и экотоксикологии, энтомологии, а в 2021 г. – открыты лаборатории арахнологии и других беспозвоночных, биоценологии и охотоведения, палеозоологии, а также отдел геоинформационных систем (ГИС) и дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). Также в институте функционируют Центр мониторинга снежного барса, Центр кольцевания птиц, Центр подготовки кадров и популяризации зоологии.

Создан сайт Института зоологии (zool.kz), открылись и в настоящее время активно ведутся социальные сети. Создано три научных журнала: «Зоология хабаршасы» (на казахском языке), «Труды Института зоологии Республики Казахстан» (на русском языке), «Tethys zoology research» (на английском языке).

2607202201

В 2021 году проведено две международные конференции: Международная научная конференция «Земноводные и пресмыкающиеся Казахстана и сопредельных территорий», посвященная юбилею почетного члена Герпетологического общества им. А.М. Никольского З.К.Брушко и Международная научно-практическая конференция «Биоразнообразие животного мира Казахстана в прошлые геологические эпохи и современности», посвященная 60-летию Музея природы РГП «Ғылым ордасы». Проводятся научные семинары, посвященные разным аспектам исследований животного мира.

Огромная работа проделана по налаживанию международных связей. К настоящему времени ведется совместная научная работа согласно договорам и меморандумов с 22 научными организациями Китая, Японии, Германии, Венгрии, России, Кыргызстана, Италии и другими странами.

Идет совместная работа и научное сопровождение с 11 особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) Республики Казахстан.

В 2019 году проведено 14 хоздоговорных научно-технических работ.

- Проведена большая работа. И сколько сейчас в Институте сотрудников? Кроме той проведенной работы, какие научные проекты ведутся?

- В настоящее время в Институте зоологии работает около 130 научных сотрудников, которые участвуют в таких целевых программах, как «Разработка кадастра животного мира Северного Тянь-Шаня для сохранения его генетического разнообразия»; «Разработка национального электронного банка данных по научной зоологической коллекции Республики Казахстан, обеспечивающего их эффективное использование в науке и образовании». А также выполняют исследования по грантам. Это: «Оценка экологического состояния накопителей Правобережного Сорбулакского канала для разработки научных основ утилизаций сточных вод»; «Генетический полиморфизм и экологическая пластичность как основа эволюционного благосостояния и прогрессивного расселения озерных лягушек комплекса Pelophylax ridibundus в Казахстане»; «Оценка современного состояния популяций массовых видов позвоночных животных юга Казахстана и их роль в переносе коронавирусных инфекций»; «Оценка разнообразия фауны насекомых государственного национального природного парка «Тарбагатай», ее мониторинг, сохранение и устойчивое использование»; «Мониторинг мигрирующих птиц и переносимых ими вирусных инфекций на юго-востоке Казахстана».

- У нас долгое время не было взаимопонимания с Институтом зоологии в вопросах ведения охотничьих хозяйств. Даже состоялась судебная тяжба по весенней охоте. Сейчас с Вашим приходом в Институт зоологии мы видим, что он поворачивается лицом к проблемам охотничьего хозяйства. По Вашей инициативе создана специальная лаборатория по вопросам охотоведения. Скажите, какими направлениями будет заниматься лаборатория?

- Здесь необходимо пояснение. Речь должна идти о том, что традиционно Институт зоологии занимался глобальными вопросами охотничьего хозяйства. Прежде всего – оценкой влияния промысловой охоты на популяции диких животных в рамках государственного заказа. Объектами исследований наших специалистов были такие виды, как сайгак, ондатра, лисица, корсак, сурки, желтый суслик, белка, медведь, марал, сибирский горный козёл. То есть, те виды, которые приносили наибольшую прибыль в бюджет нашей республики, тем более, что торговля пушниной, и мясодичной продукцией была монополией государства. Роль и место промысловой охоты в экономике Казахстана была достаточно велика, и по этому показателю мы уступали только Российской Федерации, с её колоссальными охотничьими ресурсами.

Когда же произошли политические и экономические изменения в жизни нашего государства, то Институт какое-то время продолжал, по инерции, вести исследования в прежних направлениях, постепенно сокращая охват видов. Попросту говоря, последовавшее резкое снижение финансирования зоологических исследований стало причиной такой избирательности. Да и сами исследования, порой, сводились просто к учетным работам таких видов, как сайгак, архар, джейран, устюртский уриал или же оценкам численности редких и находящихся под угрозой исчезновения видов или же отнесённых к объектам охоты. Институт постепенно лишался специалистов, которые уходили или по возрасту, или в те организации, где регулярно платили заработную плату. Речь не идёт об отсутствии «взаимопонимания в вопросах ведения охотничьих хозяйств», а о том, что в Институте, попросту почти не осталось специалистов, и целые направления просто выпали из сферы его внимания.

Сейчас ситуация, надеемся, изменилась в лучшую сторону. К нам пришли молодые выпускники вузов, вернулись многие из тех, кто ушли в своё время. Благодаря этому мы возродили едва не утраченные отрасли. И, в том числе – охотоведение. В этой связи, на основании решения Ученого совета Института и в соответствии с приказом генерального директора с 18-го октября прошлого, 2021 года, была создана лаборатория биоценологии и охотоведения. Говоря о направлениях деятельности вновь созданной лаборатории, уместно процитировать Положение о лаборатории, утверждённое Ученым советом Института в той его части, которая посвящена непосредственно охотоведению:

Цель деятельности лаборатории - проведение фундаментальных и прикладных исследований в области биоценологии и охотоведения.

Основные задачи деятельности лаборатории:

Восстановление и формирование научных школ в области биоценологии и охотоведения. Обеспечение комплексного подхода в изучении популяций, биоценозов и экосистем.

В области охотоведения:

Изучение воздействия охоты и охотничьего хозяйства на популяции, биоценозы и экосистемы;

Изучение различных видов охоты – любительской (спортивной) в том числе – трофейной и с охотничьими собаками, национальной (с ловчими птицами и с собаками национальных охотничьих пород), промысловой;

Проведение исследований в области ведения охотничьего хозяйства, дичеразведения, биотехнии и устойчивого использования ресурсов животного мира, проектирование охотничьих хозяйств и планов их развития;

Изучение ветеринарного состояния популяций, биоценозов, экосистем, особо охраняемых природных территорий, охотничьих хозяйств, питомников и дичеферм, разработка мероприятий по поддержанию их ветеринарно-санитарного благополучия.

- К сведению, Республиканская Ассоциация «Кансонар» в рамках сотрудничества с ПРООН в Казахстане выступила с инициативой международного сотрудничества с зарубежными научными учреждениями по вопросам охотоведения и дичеразведения. Нам также известно, что и Вами подписано соглашение с чешским Институтом охотничьего хозяйства. Как Вы планируете развивать это сотрудничество?

- Институт зоологии всегда был сторонником развития связей по различным направлениям зоологической науки с научно-исследовательскими организациями как внутри страны, так и за её пределами. Это очень важно для обмена свежими идеями, и чтобы, как говорится, «не вариться в собственном соку». Но мы должны не только учиться у других, но и показывать, что и у нас тоже есть интересные и полезные разработки, в том числе и в области охотничьего хозяйства. Наш институт готов сам не только вести научные исследования по вопросам охотничьего хозяйства и дичеразведения, но и осуществлять концептуальные разработки. Например, когда речь идёт о проекте закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве», то мы считаем, что гораздо правильнее было бы вначале разработать именно концепцию развития охотничьего хозяйства республики, апробировать её, а уже потом внедрять нормативно-правовую базу для её реализации.

Возвращаясь же к теме международного сотрудничества по вопросам охотничьего хозяйства и дичеразведения, сообщаю, что, как Вы хорошо знаете, еще 24 сентября 2021 г. в городе Алматы было проведено научное совещание

«Обмен опытом в области учета и мониторинга животного мира и искусственного разведения животных» с участием международных экспертов из Чешской Республики. Оно проходило в рамках проекта ГЭФ-ПРООН-Правительства РК «Сохранение и устойчивое управление ключевыми глобально значимыми экосистемами для получения различных выгод». Участвовавшие в совещании представители организаций: Республиканское государственное предприятие на праве хозяйственного ведения «Институт зоологии» Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан, Товарищество с ограниченной ответственностью «Казахский научно-исследовательский институт животноводства и кормопроизводства» и Научно-исследовательский институт лесного и охотничьего хозяйства Министерства сельского хозяйства Чешской Республики - выразили желание заключить Меморандум о сотрудничестве по вопросам охотоведения, охотничьего хозяйства и дичеразведения. После чего казахстанскими сторонами был разработан проект такого Меморандума и направлен для рассмотрение и согласование чешской стороне. К сожалению, после смены руководства, произошедшей в конце прошлого года, правление Института животноводства и кормопроизводства 24 марта 2022 года объявило о выходе из соглашения. Нашим же институтом и чешской стороной Меморандум был утвержден и подписан. Цели, задачи и пути их решения в нём определены. Так, в рамках Соглашения стороны будут сотрудничать в области обмена информацией и опытом по вопросам охотоведения, охотничьего хозяйства и дичеразведения, представляющим общий интерес, также предполагается взаимное обучение сотрудников своих организаций по вопросам охотоведения, охотничьего хозяйства и дичеразведения, взаимный обмен экспертами, опытом относительно внедрения информационных технологий, связанных со своей деятельностью. Другие формы сотрудничества будут совместно определяться сторонами.

- В последнее время очень много желающих развивать трофейную охоту на редких и находящихся под угрозой исчезновения видов копытных животных в Казахстане. Как Вы относитесь к этому направлению трофейной охоты?

  • Мы понимаем, что животный мир в целом и виды, отнесенные к категории редких и исчезающих, остаются одним из немногих ресурсов, на которые всё еще сохраняется государственная собственность. Вполне естественно, что у некоторых это вызывает стремление продать и этот ресурс. Теперь перейдём к трофейной охоте. Вначале уточним, что действующим законодательством Республики Казахстан понятие «Трофейная охота» не предусмотрено. Этот вид охоты – разновидность любительской (спортивной) охоты, целью которой служит добыча охотничьего трофея (животное, его части и дериваты, изъятые из среды обитания в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан). В нашей республике объектами трофейной охоты традиционно служат такие виды, как марал, сибирский горный козёл (тек), лось, косуля, асканийский олень, кабарга, кабан, медведь, волк. Обычно в качестве трофея у копытных выступают рога, черепа с рогами и частью шкуры, клыки (у кабана и кабарги), а также шкура или ее части, череп с клыками (у хищников). Все они могут служить объектами соревнований как между самими охотниками, так и между охотничьими организациями. Если же такой трофей оформляет таксидермист, то он может быть доведён до уровня художественного произведения.

2607202202

Насколько выгодна такая охота, особенно с учётом того, что обычно ею занимаются иностранные охотники? Воспользуемся официальными сведениями за 2016 год, любезно предоставленными Комитетом лесного хозяйства и животного мира. В тот год из 150 430 зарегистрированных охотников, правом на охоту воспользовались 86 158 человек. От них поступило в бюджет нашей республики 105 251 500.0 тенге. В том же году в Казахстане охотились 405 иностранных охотников, в бюджет поступило 31 484 900.0 тенге, не считая выручки самих охотничьих хозяйств за организацию и проведение охот. То есть, полпроцента охотников дали 33% поступлений от охоты. И при этом нагрузка на популяции диких животных и охотничьи угодья при трофейной охоте во много раз ниже.

На первый взгляд очень даже неплохо. Почему же всё больше становится желающих заниматься организацией не просто трофейных охот, а охот на редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных? А еще точнее – на архаров. Дело в том, что горные бараны в мире любителей трофейной охоты считаются самыми престижными объектами и, соответственно, самыми дорогими. Позиция Института зоологии здесь достаточно чёткая и понятная – если численность того или иного вида (подвида) из числа редких и исчезающих достигла такого уровня, который позволяет проводить ограниченное изъятие, что начинать надо с пересмотра его природоохранного статуса на законодательном уровне. *** Буквально недавно 25 мая т.г. на сайте Европейской Федерации Охоты и Охраны Природы (FACE)появилась информация о том, что Европейская комиссия (ЕК) открыла официальную процедуру нарушения против Латвии в отношении управления евразийской рысью (Lynx lynx ). По мнению ЕС, строго охраняемые виды не могут относиться к той же категории, что и виды, пригодные для охоты, и поэтому призывает Латвию изменить свои национальные законы.

2607202203

Хотя наша республика не входит в ЕС, но нам было бы неплохо учитывать особенности международного подхода к определению возможностей охоты на редкие виды. Эта позиция совпадает с тем, о чём мы неоднократно заявляли. Если в результате принятых мер по охране и воспроизводству численность вида из категории редких и исчезающих увеличилась настолько, что позволяет изменить ее статус, то и начинать надо именно с этого. То есть - с разработки биологического обоснования по переводу видов животных из одной категории животного мира в другую, как это требует действующее законодательство РК. А далее – определять допустимый, научно обоснованный уровень и порядок изъятия. При этом руководствоваться следует не эмоциями, а четкими научными критериями. Ведь сегодня желающие открыть охоту на горных баранов в Казахстане рассуждают примерно так:

- численность горных баранов, по данным учётов, уже около 18-ти тысяч голов;

- среди горных баранов имеется большой процент старых самцов, которые не дают размножаться молодым;

- трофейная охота направлена на изъятие старых самцов, что позволит омолодить популяцию горных баранов.

Со стороны выглядит довольно убедительно. А как на самом деле?

Во-первых, поголовье горных баранов в Казахстане действительно составляет около 18-ти тысяч. Но это не один, а минимум шесть разных подвидов. Следовательно, на долю каждого из них приходится намного меньше животных. Более того, если оценивать возможность изъятия, исходя из общей численности, то надо понимать, что для трофейной охоты добывают не всех подряд, а исключительно трофейнозначимых животных. А это только взрослые самцы (старше восьмилетнего возраста). Уточним показатели, взяв за основу те же 18 тысяч горных баранов. Доля взрослых самцов в популяциях горных баранов составляет около 20%, значит остаётся для расчётов 3600 голов. Но и это не все, ведь трофейных показателей самцы достигают, как правило, после 8-ми лет. А таких, с учётом смертности, 15-20% от числа самцов (показатель зависит от условий года, уровня браконьерства, хищничества, заболеваний). То есть, на шесть подвидов у нас остаётся 500-700 трофейнозначимых самцов в целом. Почувствуйте разницу!

Во-вторых, считать, что старые самцы не дают молодым размножаться, как минимум, наивно. Если молодой самец может отбить гарем у старого, то это происходит не раньше, когда он достигнет 6-7-ми летнего возраста. Если учесть, что в дикой природе самцы горных баранов доживают до 12-14 лет, то «молодой самец» может претендовать на гарем только в среднем возрасте. С чем это связано? Дело в том, что природные механизмы гораздо сложнее, чем это представляется людям, и роль самца в стадах не столько в оплодотворении самок, сколько в обеспечении выживания стада, прежде всего в холодное время года и выживании приплода в дальнейшем. А для этого нужен ещё и опыт, как минимум, и мозги для обработки приобретённых знаний, как максимум. То есть то, что во многом приходит с возрастом.

И в-третьих, охотники за трофеями выбирают не самого старого животного, а такого, чьи трофейные показатели (например – длина и обхваты рогов) максимальны. Чаще всего это животные в возрасте 8-12 лет, а исследования показывают, что они продолжают участвовать в размножении.

Институт зоологии в период 1992 – 2002 годы участвовал в научном эксперименте по ограниченному изъятию редких видов животных (горных баранов и джейрана). Эти работы были проведены вначале в соответствии с разрешением Правительства РК в 1991 г., а позднее - с Постановлением Кабинета Министров Республики Казахстан № 348 от 28 марта 1995 г. «О проведении научно-исследовательских работ по изучению возможности ограниченного изъятия животных, занесенных в Красную книгу». Научные результаты этого эксперимента были очень весомыми, а вот непосредственно охрану горных баранов уполномоченному органу обеспечить не удалось. Средства, зарабатываемые на иностранном охотничьем туризме, не вкладывали в охрану и воспроизводство природных ресурсов, хотя именно это было главным условием эксперимента. Всё это стало причиной значительного сокращения численности горных баранов и джейрана. Поэтому, если мы вернёмся к трофейной охоте на горных баранов в будущем, то хотелось бы учесть не только красивый зарубежный опыт, но и наш, не очень приглядный внутренний. И, хотя это будет выглядеть несколько наивно, но очень желательно, чтобы средства, зарабатываемые на проведении охот, в том числе и трофейных, расходовали бы действительно на охрану животного мира и среды его обитания.

- Еще одной проблемой на сегодняшний день является то, что нет учета добытых в Казахстане трофеев животных. Институт зоологии является создателем Красной книги Республики Казахстан и Научным органом Конвенции СИТЕС в Казахстане. В связи с этим как Вы смотрите на то, чтобы Институт зоологии мог бы взять на себя ведение Трофейной книги как приложение к Красной книге?

- Идея ведения Трофейной книги Казахстана достаточно интересная, только неверно было бы СҰХБАТтолковать её как приложение к Красной книге. Это вполне самостоятельное направление, основой которого должен стать именно «Учёт добытых в Казахстане трофеев животных». Такое издание должно быть ежегодно обновляемым, по мере поступления новых сведений. Но для ведения такого учёта в нашей республике потребует принятия таких нормативных актов, как:

- «Положение о централизованном ведении учёта добытых в Казахстане трофеев животных»;

- «Положение об экспертах по оценке охотничьих трофеев»;

- «Положение о Совете по охотничьим трофеям»;

- «Положение о дифференцированных критериях балльной оценки трофеев»;

- ряд других Положений (например – о специальных трофейных номинациях).

Кроме того, необходимо будет также организовывать охотничьи выставки, в рамках которых с одной стороны – охотхозяйственным организациям можно было бы заключать договора на проведение трофейной охоты, а охотникам – участвовать в выставках охотничьих трофеев. Словом, Трофейная книга - это не просто некое издание на бумажном или цифровом носителе, а серьёзное мероприятие, требующее не только нормативного и правового обеспечения, но и кадрового, в сочетании с соответствующим финансированием.

- Ваши пожелания охотникам и читателям журнала.

- В заключение интервью, от имени нашего Института, желаю читателям журнала «Qansonar» не просто счастливой охоты, но и чёткого понимания, что в наше время охота должна слагаться из сочетания научного обеспечения и сопровождения, биотехнических, воспроизводственных и охотхозяйственных мероприятий, делающих её именно устойчивым использованием ресурсов животного мира. Тогда мы сможем не только сами насладиться её плодами, но и сохранить наш уникальный и интересный животный мир для следующих поколений! Большое спасибо за Ваш интерес к деятельности нашего Института и тёплые пожелания!

- Спасибо за беседу. Желаю Вам успехов в научной и руководящей деятельности.

Вопросы подготовила Кульбагда МАДИЕВА
Фото Плахова К.
Материал из журнала "Qansonar" №2(34) 2022 год

 

Прочитано 199 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)

footerlogo

 

«Информационно-развлекательный интернет-ресурс об охоте, рыбалке и активном туризме». Наши контакты +77010317229 (Whatsapp), mail@qansonar.com.
© 2022 Сайт Кансонар. Все права защищены. Разработка - Веб студия "IT.KZ"

Яндекс.Метрика