Среда, 16 октября 2019 10:01

Спасет ли природу Казахстана создание новой политической партии

Экологический тупик уже близокт

Существуют дела важные, бывают срочные, однако есть и неотложные. И если в бизнесе или в других сферах рокировка очередности выполнения не всегда критична, то в экологии последствия от жонглирования приоритетами могут обернуться катастрофическими последствиями.

Гибель Прибалхашья

Давно известно, что современные блага, призванные сделать жизнь человека комфортнее, обходятся экологии весьма дорого. Да и сами блага зачастую вымощены «брусчаткой» погубленных уникальных растений, животных и даже человеческих жизней. Глобальное потепление уже давно не новость, однако это вовсе не означает, что на природные опасности, о которых говорят эксперты, можно не обращать внимания. И если кто-то считает этот вопрос отдаленным от его повседневности, то существуют и локальные угрозы внутри страны, буквально под боком. Бездействие убивает — утверждают казахстанские экоактивисты.

В Алматы состоялась конференция, посвященная созданию новой экологической партии «Табигат». Главным спикером мероприятия выступил Мэлс Елеусизов, лидер одноименного экологического союза. Его доклад был посвящен обновленной программе вновь создаваемой партии. Он рассказал о подготовительной работе с избирателями как в центральных городах Казахстана, так и в регионах. Сейчас идет активная агитационная работа в целях сбора необходимого количества подписей для регистрации партии.

«Мы продолжаем свою миссию. Казахстан приближается к зрелости. Наконец настает тот период, когда мы способны начать думать и работать не только на благополучие, но и на свое здоровье. На то, чтобы сохранить страну для наших потомков. На то, чтобы вообще сохранить нашу страну», — отметил Мэлс Елеусизов.

Спикер убежден, что внимание большинства чиновников направлено в первую очередь на политику и экономику, но никак не на экологию. Однако в истории человечества есть масса примеров, когда такое пренебрежение природой приводило к серьезным последствиям. Понятно, что без развития политических институтов и экономики страна не получит должного роста, но зачастую именно экономические расчеты сводят все труды экологов к нулю. Ведь если экологический проект дорогостоящий, то на его реализацию сложно найти средства в бюджете. Но при этих расчетах зачастую не учитывают тот факт, что в случае экологической катастрофы, причем любого характера, вся финансовая нагрузка все равно ложится на бюджет города, региона, страны. И эти затраты часто в разы превосходят суммы, которые требовались для того, чтобы это самое бедствие предупредить.

В качестве наглядного примера приближающейся угрозы Мэлс Елеусизов привел озеро-накопитель Сорбулак в Алматинской области. За последние годы ситуация на Сорбулаке сильно ухудшилась. Сейчас идет выклинивание воды на поверхность реки Курты. Тревожный звонок, с учетом того, что озеро-накопитель находится в 15 километрах от реки. Усиливает опасения и тот факт, что Сорбулак находится в зоне высокой сейсмичности, где возможно землетрясение до девяти баллов по шкале Рихтера. В этих условиях даже маленькой трещины в дамбе будет достаточно, чтобы начался катастрофический размыв, который невозможно будет остановить техническими средствами.

В случае если озеро высвободится, образуется селевой поток объемом в один миллиард кубометров. Известно, что при движении одна частица воды ухватывает за собой до 55 частиц грунта. То есть за короткий промежуток времени селевой поток способен набрать объем до 55 миллиардов кубометров. Чтобы понять масштабы, эксперты привели вполне реальный пример — это как пять Капшагайских водохранилищ.

Вся эта масса сначала пронесется по реке Курты и, вклинившись в реку Или, дойдет до озера Балхаш.

«Это будет страшный «бульдозер», который снесет весь Балхашский район!» — акцентировал внимание журналистов Елеусизов. По мнению экологов, накопитель сегодня требует реновации путем основательного инженерного вмешательства. Проблема эта не новая и корнями уходит в прошлое на два десятка лет, но меры никто до сих пор так и не принял.

Зеленый коп

Следующим слово взял Константин Плахов, зоолог, эксперт ПРООН по биоразнообразию РК.

«Экологические проблемы никуда не денутся! Их, конечно, можно не замечать, но от этого ситуация только усугубится. В теоретической плоскости все отлично: чиновники на всех уровнях выступают за сохранение природы, но на практике все обстоит совсем иначе. История из личного опыта в прошлом. Нам нужно было топливо для организации патрульного выезда на Устюрт в Мангистауской области для охраны сайгаков. Но в ответ на запрос один из чиновников мне сказал, мол... ваши сайгаки миллион лет назад бегали и будут бегать, а у нас свои задачи, планы, экономика», — сетует Плахов.

Эксперт делает акцент на то, что сегодня сайгаки уже на грани исчезновения. Проблема браконьерства вышла на государственный уровень, о ней говорит президент страны. Действующие законы слишком мягкие, содержащие в себе множество лазеек, позволяющих правонарушителям избегать ответственности.

Хромает и природоохранный сектор, поскольку защитой животных занимаются не узкопрофильные специалисты, а инспектора и егеря. Доходит до анекдотических ситуаций. Не имея юридического образования, егеря вынуждены привлекать полицейских, чтобы те помогали грамотно составлять протоколы. В противном случае даже незначительные неточности дают возможность правонарушителю уйти от ответственности. Как правило, люди, которые занимаются браконьерством, не относятся к категории нуждающихся, скорее наоборот. И охоту часто организовывают не только на нескольких джипах, но и на вертолетах. Понятно, что такой браконьер располагает возможностью нанять высококлассных адвокатов, которые способны «развалить» любое дело. В итоге против вала юридических оплеух в ответ у егеря остается только его слово. В действующей редакции закона егерь не может защитить не только животных, но и себя самого, поскольку табельное оружие ему разрешено использовать только в том случае, если в него начнут стрелять. Фактически когда уже поздно что-то предпринимать.

Спикеры предлагают ввести настоящую природоохранную полицию. То есть профильных специалистов, которых, уже начиная с уровня академии, будут готовить как охранников природы. И чтобы их вооружали не меньше, чем американских рейнджеров, и юридических прав при этом было в разы больше.

В сухом остатке сегодня мы имеем совершенно бездейственную систему, которая допускает отстрел сайгаков, исчисляющийся сотнями. Давно известно, что после поражения цели у животных просто отрезают рога, бросая туши в степи, что резко ухудшает эпидемиологическую обстановку в районе.

Другое направление, которое также можно наблюдать сегодня, — это контрабанда Организованная и международная. «Наши границы прозрачны. Как только китайские пограничники начали выявлять контрабанду сайгаков у себя на границе, дериваты повезли через Россию и Кыргызстан. Это тоже примеры того, что на территории Казахстана нет четкой системы охраны животного мира на всех уровнях. А такая ситуация будет только потворствовать развитию криминальной среды. Более того, сейчас РК втягивают в международную контрабанду экзотическими видами животных. Только в этом году задержали две партии обезьян!» — констатирует Плахов. Действительно, парадокс. Ареал обитания обезьян никак не вписывается в степной ландшафт Казахстана, застилающий большую часть страны, которую превращают в коридор для черного рынка животных и растений.

72b04635cd7747dad68a07a814c5a7fd

Хуже НЕ станет

Также на конференции озвучили и другие проблемные направления экологического сектора Казахстана. В частности, обсудили неоднозначные, спорные предложения по редакции Экологического кодекса, нормы которого прорабатывают сейчас. Специалисты считают неприемлемым обсуждаемое возможное упразднение (!) требования об обязательном экологическом аудите. Столь радикальное решение может существенно осложнить и без того неблагополучную экологическую обстановку.

«Нас как профильную организацию насторожил тот факт, что в новой редакции Экологического кодекса исключили обязательный экологический аудит. Вместо этого включили добровольный экологический аудит. Исключая обязательный экологический аудит, мы теряем контроль над природопользователями, а также возможность для получения достоверной экологической информации. То есть при проведении обязательного экологического аудита вся информация, полученная в ходе исполнения этого аудита, поступает непосредственно в уполномоченные органы в лице комитета экологического регулирования и контроля. И эти данные находятся в свободном доступе. Теперь это положение предлагают исключить, что негативно скажется в целом на отрасли», — отметил Мирас Байсеитов, президент Национальной палаты профессиональных экологических аудиторов.

Сейчас на территории Казахстана работают около 200 экологических организаций, каждая из которых обязана иметь не менее трех экологических аудиторов — эти рабочие места могут быть потеряны. К слову, даже в действующей редакции закона существует понятие «инициативный аудит», но этой опцией, что неудивительно, никто не пользуется. А те единичные случаи, которые и реализовали, являются строго конфиденциальными согласно нормам все того же действующего закона. В будущем вряд ли природопользователь захочет заказывать «добровольный» аудит, если заведомо знает, что его результаты будут отрицательными.

Сегодня экологический кризис становится все более реальным, и закрывать глаза на это уже недопустимо. И, вероятно, «зеленые» партии — это единственная возможность выйти из экологического тупика, в который влекут нас действующие порядки.

Источник: mk-kz.kz

Прочитано 54 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)

footerlogo

 

«Информационно-развлекательный интернет-ресурс об охоте, рыбалке и активном туризме». Наши контакты +77010317229 (Whatsapp), mail@qansonar.com.
© 2019 Сайт Кансонар. Все права защищены. Разработка - Веб студия "IT.KZ"

Яндекс.Метрика